всё о любом фильме:

К чуду

To the Wonder
год
страна
слоган-
режиссерТерренс Малик
сценарийТерренс Малик
продюсерНиколас Гонда, Сара Грин, Глен Баснер, ...
операторЭммануэль Любецки
композиторХанан Тауншенд
художникДжек Фиск, Дэвид Крэнк, Жаклин Уэст, ...
монтажА.Дж. Эдвардс, Кит Фраэс, Шэйн Хазен, ...
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Бразилия  47 тыс.,    Испания  34.1 тыс.,    Россия  32.6 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время112 мин. / 01:52
Номинации (1):
После посещения Мон-Сент-Мишеля Марина и Нил возвращаются в Оклахому, где начинаются проблемы. Нил заводит роман с Джейн, а Марина изменяет мужу с Чарли. Оба — и Нил, и Марина — просят наставлений у отца Куинтаны, священника, который сам страдает от невозможности жить собственной жизнью из-за постоянного погружения в жизни своих прихожан…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.00 (20 768)
ожидание: 91% (4938)
Рейтинг кинокритиков
в мире
45%
70 + 85 = 155
5.7
в России
72%
21 + 8 = 29
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Первоначально планировалось, что в фильме будет играть Кристиан Бэйл, но по неизвестным причинам он выбыл из проекта, и его заменил Бен Аффлек.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1305 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Только одно неизменно: смерть и Бог. Только об этом стоит думать», — говорит рядовой Эдвард Битрейн в фильме «Тонкая красная линия». Все творчество Терренса Малика — от «Пустошей» до последней картины — может быть описано этими словами. Режиссер мыслит философскими категориями, поэтому его кинематограф в каких-то моментах становится абстрактным. Герои фильмов — блуждающие странники, ищущие Истину. Они пребывают в средоточии правды, которой не видят, но чувствуют ее легкие прикосновения, благодаря которым рождаются слова, фразы, диалоги. Каждый из них пройдет сквозь ночь, чтобы обрести Бога.

    Кажется, Терренс Малик нашел идеальную художественную форму для философствования. В последних картинах режиссер отказывается от законов классической драматургии, поэтому его творчество вызывает неоднозначные оценки зрителей. В его лентах отсутствует полноценный сюжет, они лишены действия и могут быть сравнимы с философскими произведениями, написанными средствами киновыразительности. «Древо жизни» и «К чуду» смотрятся как части единого произведения. Это — новый этап творческого пути Терренса Малика, обозначенный стремлением к еще большей умозрительности.

    Режиссера интересуют две идеи: Бог и смерть. И если у смерти одно значение, то Бог имеет много имен: любовь, истина, чудо, жизнь. Как философ, Терренс Малик погружается к основанию бытия, чтобы найти вечное, лежащее в истоке человеческой природы, поэтому он пристально наблюдает за рождением жизни. Его кино — это поиск, одиссея к сердцу мироздания. Неспроста последняя картина называется «К чуду»: как возможна любовь? И если она возможна, то почему существует смерть, отрицающая вечность? «Вечности не существует», — говорит в момент отчаяния Марина, героиня Ольги Куриленко. Где в пустошах искать Бога?

    Его фильмы — это разрозненные, как человеческая память, картины жизни, сопровождаемые внутренним голосом. Кажется, что все уже в прошлом, и остались только пролетающие перед взором воспоминания. Терренс Малик создает удивительное чувство неразделенности всего: словно он смог запечатлеть саму любовь. Если у Тарковского кино — это запечатленное время, то у Малика — запечатленная любовь. «Любовь соединяет в одно целое», — говорит Марина. Его герои почти не говорят сами, за них говорит закадровый голос, будто их души ведут повествование. Это рождает иллюзию единого нераздельного потока голосов, как если бы в мире не было одиночества, и каждый отражался бы в другом. «Я — в тебе, ты — во мне», — обращается Марина к Нилу (Бен Аффлек).

    Измена — это конец любви, но может ли любовь умереть? Человек находится в неведении, но неустанно двигается по направлению к свету, как цветок всегда поворачивается к солнцу. «К чуду», как и «Древо жизни» — это молитва о любви и смерти, о правде и лжи, об обретении Бога.

    6 ноября 2013 | 16:40

    В очередной раз Терренс Малик снимает фильм по уже не раз использованной им схеме. Вопросов к нему как к режиссеру становится все больше, а участие звезд первой величины в проекте «К чуду» не поддается объяснению.

    Со времен «Тонкой красной линии» (1998) стало очевидно, что ждать от Терренса Малика чего-то большего или, по крайней мере, другого не стоит. Долгие планы, чрезвычайный хронометраж (обычно более 5-ти часов), отсутствие диалогов и действия. Действия, понятого в классическом ключе, в одной строфе Шекспира происходит больше, чем у Малика за полчаса экранной истории.

    И тут проходит «красная линия» между теми, кто восхищается Маликом и теми, кто считает его посредственным режиссером. Если убрать всю ту театральности и иносказательность, что составляет основу кинематографии — будет ли это считаться искусством и надо ли обладать талантом, чтобы снять фильм без действия? Именно так и действует Терренс — оставляет основные реперные точки и облекает их в стерильную работу оператора и художника — здесь нет никакой тайны, вся история находится на поверхности, хотя для многих необычная визуализация может создать имитацию загадочности.

    История о любви и неверности длится почти два часа, не несет в себе каких-либо дополнительных смыслов и почти полностью лишена диалогов. В целом картины выглядит как плод труда технического персонала креативной команды канала Discovery и тех, кто ответственен за рекламные ролики парфюмерии самых известных модных домов.

    Говорить об актерских работах в фильме «К чуду» абсурдно. Любая фотогеничная модель сможет изобразить то, что требуется Малику. Нет диалогов — нет драматургии — нет игры. При этом имена, отпечатанные на афишах достаточно статусные — Бен Аффлек, Хавьер Бардем, Ольга Куриленко, Рэйчел МакАдамс.

    Возможно, будь «К чуду» дебютным фильмом Малика или первым в подобном стиле, это позволило бы говорить о его кинематографической ценности, но данный режиссер уже не в первый и даже не во второй раз проворачивает подобный трюк. «К чуду» прекрасно бы смотрелась как короткометражка — все эти чудесные планы и сконструированные раскадровки. Однако, это не короткий метр и если вы видели хотя бы один фильм этого режиссера, то вы уже видели и «К чуду». Прекрасный визуальный ряд и красивая музыка — но достаточно ли это для того, чтобы говорить о кино?

    17 июня 2013 | 22:10

    «Когда можешь увидеть ветер, что качает стебли травы…»

    В своем очередном фильме, режиссер Терренс Малик, в очередной раз окунается (или окунает?!) в проблемы бытия, в вопросы о том, есть ли понятия рая на земле просто фразой или оно все таки возможно!

    Я не умею писать именно о фильме, исключая свой фактор из него, потому наверно напишу в привычном стиле — я не являюсь поклонницей Терренса, более того я являюсь НЕ поклонницей, и если бы не каст фильм в список просмотра не закинула бы. Однако, как бы я и что не говорила, Терренс уже начинает создавать свой стиль в кино — отрицать это глупо. И пока все разделились на сторонников и противников, Терренс будет снимать и монтировать еще.

    Тем временем, фильм оказался «чудным» во всем смыслах этого слова, и что самое смешное во всем этом, гораздо глубже и интереснее для меня, чем расхваленный, одаренный, но совершенно пустой «Древо жизни»

    Сложно сказать о чем кино, потому что задумываешься очень о многом когда смотришь такое… Я пару лет назад была в одном городе, и там была в парке природы. Это что то типа персонально кинотеатра, когда перед глазами проплывают виды природы, а окружают тебя звуки воды и зверей. Я в частности слушала водопад и смотрела на горды и эти самые водопады…

    Ощущение кстати нереальное — полное очищение ото всего вообще! Когда ты выходишь оттуда, внутри тебя словно вселенское спокойствие. И самое приятно, что ты вдруг начинаешь видеть мир по другому. Я помню вышла оттуда и с подругой шла по парку, и чисто случайно подняв глаза к небу увидела, сквозь ветки клена, как оно безгранично прекрасно.

    К чему я все это говорю? К тому, что когда я закончила смотреть этот фильм, во мне вновь поселилось то чувство «прекрасного неба и спокойствия»…

    Главный плюс фильма, пожалуй все таки в минимуме диалогов… Фильм почти немой, и от этого говорит громче… Да-да, фильм говорит со зрителем, призывая смотрящего, не поленится открыть сердце, голову и ум, чтобы подумать. О жизни, в которой уже давно определено: цель наша — искать счастье! Искать свой рай, свое «чудо»… О жизни, в которой уже давно проверено: рая все таки на земле не бывает, если его нет внутри нас… и как бы мы не пытались склеить куски, разбитое-разбито. О жизни: в которой мы всегда больше раним тех, кто нам дороже всех… О жизни, в которой всегда будут вместе: Тьма и Свет, Любовь и Боль, Рай и Ад…

    Поражает, как широк круг обозрения у Малика в этом фильме. Тем, над которыми не думаешь, практически нет… думается о жизни, о смерти, о боли, о радости… о рае! Плохо наверно то, что реальность проблемы все таки гнетет… Когда рядом нет твоего «рая». Когда ты строил рай, но вдруг стены порушены и ты опять один на один с собой. Но удел таков, что снова берет в руки кирпичики своей жизни и снова строим. Иного не дано!

    Поразила Ольга Куриленко. Вообразить даже не могла что она может быть такой талантливой. Она приковывала в себе взгляд добрую половину, и ее хотелось видеть все больше и больше. Рейчел МакАдамс снова показывает какая она умница. Жаль вот, мало ее… Очень. Как кстати и Хавьера Бардема. Но, порой в кадре одно его присутствие служило оправданием его здесь присутствия. Даже 15 минут роли, могут быть глобальными. И пожалуй единственный минус Терренса как режиссера, это кандидатура Бэна Аффлека на главную роль, которую он просто зажевал… И вот пожалуй именно сейчас мне жаль, что Кристиан Бейл выбыл из проекта. Это несомненно была его роль.

    Если есть такая премия как «лучшие виды природы мира» ее несомненно достоин Эммануэль Любецки… Как говорится «увидеть и умереть»… Просто невообразимо красиво и очень со смыслом… Так же низкий поклон Ханану Тауншенду, который заставил этот фильм нашептывать и тихонько подпевать.

    Посвящается фильму, который смог затронуть правильную струну в сердце…

    У меня все!

    11 июня 2014 | 23:34

    Главные герои всех фильмов Терренса Малика ищут свой дом на земле, некий рай, если брать более глобальный размах. Они вроде бы находят его среди бескрайних полей Техаса, на островах Тихого океана или в одноэтажной Америке 1950-ых. Но после всегда происходит осознание утопичности всех их исканий, невозможности построения рая на земле, достижения идеалов. И они бегут дальше по нескончаемым дорогам Америки с заранее известным трагическим финалом, если брать более ранние фильмы Терренса Малика, или двигаются на грани жизни и смерти по островам Тихого океана.

    Вот и Нил и Марина, герои «К чуду», на протяжении всего фильма ищут свое счастье. Они путешествуют по Парижу, посещают остров Мон-Сент-Мишель. Героиня Ольги Куриленко что-то шепчет о любви на французском, герой Бена Аффлека молчаливо сопровождает ее. Все это виртуозно запечатлевает Эммануэль Любецки, постоянный оператор Терренса Малика.

    Но идиллия длится недолго. Нил и Марина переезжают в Оклахому, и их брак начинает потихоньку рушиться. Отец Куинтана, другой герой «К чуду», тоже ищет свой рай на земле. Но вокруг он видит только страдания своих прихожан и многочисленных преступников и больных людей, с которыми он работает.

    Терренс Малик в своем шестом фильме продолжает исследование дуалистической природы человека и всего вокруг. Нежные любовные моменты сменяются ссорами, проповеди отца Куинтаны о любви и высших силах контрастно смотрятся со сценами его посещения преступников и больных людей, а величественные виды Парижа, острова Мон-Сент-Мишель и тихие пейзажи Оклахомы пересекаются с шумными стройками, где работает герой Бена Аффлека.

    К данной картине вполне подходит цитата из интервью Терренса Малика еще к «Дням жатвы»: «Для героев моего фильма счастье приходит и уходит. Почему? Они не знают, равно как и не знают, как добиться счастья». В более поздних работах Терренса Малика тема поиска счастья приобретает значительно более глобальный характер: фильмы становятся претенциознее, а идейная основа уже выходит за земные рамки отношения человека и общества. Терренс Малик в «К чуду» при всей интимности сюжета тоже смотрит очень широко. В истории любви Бена и Марины, духовных поисков отца Куинтаны показана, как и в «Тонкой красной линии» или «Древе жизни», вся пантеистическая модель мироустройства от Терренса Малика — «Тьма и свет, любовь и ненависть, неужели они плоды одной мысли? Черты одного и того же лица?»

    «К чуду» — во многом автобиографическое и ностальгическое кино. Говорят, история любви Нила и Марины имеет реальную основу в виде брака Терренса Малика и француженки Мишель Моретт. Возможно, поэтому фильм имеет столь экспериментальную форму — в нем практически нет диалогов, а сценарий представляет собой фрагменты из личной жизни главных героев, порой хаотично смонтированных. «К чуду» — не только фильм-размышление, но и фильм-воспоминание автора об одном из отрезков своей жизни, поэтому он во многом состоит из неясных и отрывистых сцен из жизни героини Ольги Куриленко, воспоминание о которой словно растворяется где-то посреди бескрайних осенних полей Оклахомы.

    26 апреля 2013 | 18:58

    Малик крайне примечательный режиссер тем, что для своих работ набирает известных голливудских актеров не для того, чтобы они построили характерных персонажей, которым мы сопереживать будем, а лишь для создания образов, которые смешаются со всей окружающей их природой. Образы, мысли героев, еще раз образы и их абстрактная картина, взятая в целом. Он зарисовывает на пленке картины неба, облачного или нет, любой травинки, на которой сидит кузнечик, поля, по которым бегают удивительные и прекрасные бизоны. Тонны природной красоты на экране не могут просто заставить нас не думать о том, что этот христианин и обладатель золотой ветви за 2011 год имеет просто колоссальные мысли по поводу стремления людей к всевышнему, о чем эта картина и продолжает говорить.

    В «Древо жизни» Малик показал зарождение вселенной и проводил параллель ее с зарождением новой жизни и аспекты перед выбором будущего для ребенка, примером для которого являлся отец-деспот и мать, дарящая свою любовь всей природе. Что же касается новой ленты, то здесь свой выбор уже делают не дети, со всеми своими переменными чувствами, а уже состоявшиеся взрослые люди, ищущие воссоединения в любви.

    Повествование в целом построено на мыслях и мечтаниях главных четырех героев. Один представляет из себя любовника (Аффлек), который по сути и не имеет этого яркого чувства любви, которое дарят ему за фильм 2 женщины. Другая же (Куриленко) — мечтательница, стремящаяся куда-то высоко к создателю, чувствующая его присутствие во всех вещах, на которые она поднимает свой взор. Третий же (Бардем), представляется нам в роли священника, проповедующего про благодать и брачную любовь, не нашедшего радости в своей жизни, постоянно отвлекающегося на проблемы своих прихожан.

    Наступает то время, когда у кого-то появляется его первая безумная любовь, но зачастую она подходит к неизлечимому концу и любящий получает душевную травму. Героини этого фильма уже пережили подобное, и в картине буквально они находят в себе еще силы и чувства, чтобы вновь любить, и дарить свою любовь к ближнему. Открыть все те замороженные надолго в себе чувства и принимать такую же взаимность от своего партнера. В этом и схожи очень персонажи МакАдамс и Куриленко, ну вот искренности от чувств Нила никто не получает.

    Уничтожается вторая любовь, со сложностями возродившаяся из глубоких внутренних недр. Представляется гробница, лестница, идущая к ней, озеро… Стремление к чуду, стремление полное к Богу идет через полное омертвление любви, которое уже где-то глубоко засело во мраке человека. Отсюда же и идет прямая тропинка к персонажу Бардема, живущего и служащего господу уже долгое время. В какой-то степени это и показывается, как будущее тех, чей заветный восстановленный храм любви снова разрушился, и наступают серые дни, не зная, в чем же и где еще они найдут свое утешение.

    Терренс Малик, нашедший поток вдохновения на своем седьмом десятке, продолжает идти по одной и той же волне, развивая и прорисовывая нечто высшее наших пределов понимания всего человеческого бытия. По-видимому он имеет целостное представление о всей концепции своей задумки, которую он переносит на экран, и вероятное развитие которой нас ожидает еще, как минимум, в трех фильмах.

    22 мая 2013 | 15:04

    Есть фильмы, которые, в первую очередь, предназначены для кинорежиссеров, а не для зрителей. Искусство для искусства. «К чуду», скорее всего, принадлежит именно к этой категории.

    Сюжет в нем далеко не главное. Француженка Марина, с десятилетней дочкой от первого брака, влюбляется в американца Нила и уезжает с ним в Оклахому. Но сам Нил никак не может выбрать между ней и своей первой любовью Джейн, которой очень нужна мужская рука на ее разоряющемся ранчо. Наконец, Марина и Нил становятся мужем и женой, погружаясь в неизбежные проблемы семейной жизни, из которых каждый ищет свой выход. В том числе, обращаясь за наставлениями к отцу Куинтану, который сам страдает из-за постоянного погружения в проблемы прихожан и мучительных поисков Б-га.

    И на все это накладываются фантазии Марины о мальчике, которого она родит от Нила и их будущей жизни, так что порой трудно отличить реальность от вымысла.

    Но происходящее в фильме не столь уж и важно по сравнению с завораживающими кадрами природы, пасущихся зубров, танцующей Марины, прилива в Мон-Сент-Мишеле… Именно они создают «настроение» фильма и остаются в памяти, создавая своеобразное послевкусие, когда окружающий мир начинаешь видеть сквозь призму камеры Терренса Малика.

    Для тех, кто любит арт-хаус.

    8 из 10

    6 апреля 2015 | 20:20

    Предыдущий фильм Терренса Малика под названием «Древо жизни» был достаточно хорошо принят критиками, а зрителей разделил на два лагеря с противоположными о нем взглядами. Кто-то назвал его новой вехой в современном кино, а кто-то грандиозной мистификацией. Споры об этом велись очень долго. Но вот прошло меньше двух лет и новый фильм Малика под названием «К чуду» был показан жюри Венецианского кинофестиваля. Удивлению критиков не было предела и, посмотрев его, они тут же провели параллели с «Древом жизни» и многие сошлись на том, что «К чуду» — это авторемейк прошлого фильма Малика. Из-за этого негодования фильм был оценен ими очень низко. Я считаю, что проведение параллелей между этими фильмами вполне справедливо и более того смотря этот фильм я постоянно сравнивал его с «Древом жизни», хотя первоначально хотел этого избежать, но сразу понял, что это бесполезно.

    Сюжеты у обоих этих фильмов имеют мало чего общего, но сделаны они по одной и той же технологии с применением одной и той же технологии съемки.

    Персонажи здесь, как и актерская игра в целом мне не понравилась. И дело тут вовсе не в том, что Джессика Частейн талантливее, чем Ольга Куриленко, а Бред Питт сыграл лучше Бена Аффлека, а скорее в том, что сами персонажи в этом фильме какие-то уж слишком безликие и не обладают яркой индивидуальностью. В Древе у каждого из героев был свой избранный путь, по которому они собирались идти, прожить жизнь и хотели научить детей именно тем ценностям, которые они исповедовали. На этой основе и строился главный конфликт, и это двигало сюжет. Здесь же герои, кажется, сами не знают и не понимают, чего они хотят и к чему идут. Их история здесь не имеет ни четкого начала, ни четкого конца. Так как нет и четкого сюжета, все выглядит надуманного, а игра актеров уж слишком театральна.

    Музыка здесь под стать всему происходящему. Она до невозможности монотонная, как в принципе и все происходящее на экране. С одной стороны оно идеально вписывается в общую атмосферу фильма, с другой стороны делает его еще монотоннее и ни в одном из моментов не делает его динамичнее.

    Просмотрев этот фильм сходства между ним и прошлой работой Малика просто неопровержимы, а самое главное невозможно понять что это, сиквел, приквел или ремейк, здесь вполне уместно применить любое из этих понятий. Это такая же медитация на широчайший спектр тем, таких как любовь, брак, вера, религия, дети, семья, отношения человека к миру, к другим людям и самому себе — это лишь несколько из тех тем, что здесь затронуто. Конечно же, никаких ответов за всем этим не следует. Все это очень унылое зрелище, которое в рамки современного мейнстрима никак не вписывается. Зрелище лишь для сверх утонченных эстетов, которые с пеной у рта будут доказывать, что это гениальный фильм равных которому нет, а вы просто слишком глупы, чтобы это понять.

    Несмотря на то, что в нем затронута тема Христианской религии (Приз всемирной католической ассоциации на Венецианском кинофестивале заслужен как никогда), но по своему характеру этот фильм типичный Буддист. Термин фильм-медитация подходит ему, так же как и «Древу жизни», только вот медитация это уже все меньше похожа на кино, а все больше на плохо связанные между собой картинки под релаксирующую музыку. Смотреть такое два часа в кинотеатре будет непростым испытанием, а для многих прост отличным шансом, как следует выспаться. Я считаю сон на киносеансе крайней степенью неуважения к искусству, но здесь вполне могу войти в положение.

    13 мая 2013 | 21:45

    Когда-то долго и мучительно я пыталась посмотреть фильм «Древо жизни» Терренса Малика. Долго и мучительно потому, что было скучно и не понятно, а неожиданные вставки кадров из космоса просто приводили в недоумение.

    «К чуду» повторяет все особенности предыдущей картины режиссера: долгая, муторная, практически непонятная с первого раза история, диалоги как таковые отсутствуют, из слов — лишь озвученные мысли героев.

    В фильме одновременно представлены две истории любви: первая — любовь женщины к мужчине, вторая — любовь человека (в данном случае священнослужителя) к Богу. Обе истории очень похожи; любовь бросает героев из рая в ад и обратно, они летают и в то же время сгорают от своей любви.

    Священник (Хавьер Бардем) пытается найти потерянную любовь к Богу, машинально и безынициативно выполняя свои «профессиональные» обязанности. Он печален, одинок, а горе людей вокруг делает его все более несчастным.

    Марина (Ольга Куриленко) — очередной пример несчастной запутавшейся женщины. В 17 лет вышла замуж, родила ребенка, затем была брошена мужем в сером и угрюмом Париже. Нашла новую любовь в лице Нила (Бен Аффлек), вроде бы все мило, все счастливы, бегают, играются как дети. Потом ни с того ни с сего начинаются ссоры, обиды, измены. То ли героиня от безделья сама себя накручивает, то ли это и не любовь вовсе.

    Атмосфера «жизни» сама искусственна и нереальна. Персонажи как будто мертвы: они не улыбаются, не смеются, не плачут — эмоции заменяет апатия. А идеальный жилой квартал с типичной застройкой, где живут Марина и Нил, с зеленым газоном, милыми соседями; пустой дом, где кроме кровати, стола, стульев и пианино ничего нет; начищенные полы и безупречно расставленные товары в супермаркете еще больше подчеркивают фальшь «жизни» героев.

    Если то, что происходит на экране, называется любовью, то спасибо, «нам такого не надо».

    В конце хотелось бы сказать, что фильм смотрится гораздо легче, когда относишься ко всему происходящему проще и не погружаешься в меланхолические думы героев. Картина однозначно «не для всех». Если вы, посмотрев «Древо жизни» в пять подходов, в конце концов так ничего и не поняли, подумайте, стоит ли терять еще два часа своей жизни?

    11 января 2016 | 17:36

    Франция. Там — упивались страстью, нежностью, желанием. Площади, песок, море, там они были счастливы, как никогда прежде и никогда после. Обратно едут втроем: он, она и ее маленькая дочь, которая будет умолять не уезжать отсюда, кричать от восторга свободы, а потом зачахнет, завянет, словно бутон розы, оставшийся без воды и, в конце концов, будет срываться на условного отчима, изливаясь в бессильных истериках. В безграничных просторах Оклахомы две француженки всегда будут чужими, и любовь старшей не вынесет этой чуждости: чувства угаснут, танцы под лучами солнца останутся в прошлом, а не распакованные вещи дождутся возвращения на родину.

    Томас Манн мог на бумаге отобразить музыку, Малик пытается отобразить на кинопленке чувства и эмоции. Воздушные, эфемерные, лишь формально связанные с какой-то историей. Ему удается окончательно отойти от стандартного понятия кинофильма: сюжет здесь умещается в одну строчку, диалоги и закадровый текст похожи на наброски на полях, мысли вслух. И все-таки «К чуду» нельзя отказать в осмысленности и глубине. Это фильм об увядании любви, что медленно чахнет в темных коридорах дома, где ее заперли. Возродить былое не сможет даже вера, которая приходит в фильм в образе несчастного пастора. Мелькают слова, мысли, образы. Появляется и исчезает тема ядерной энергетики, и кажется, будто главный герой, оказавшись рядом с очагом облучения, поневоле видоизменил светлое чувство, привезенное из Европы: оно мутировало, обратилось против хозяина, точно разъедающая изнутри болезнь…

    Любовь умирает медленно, с надрывом. Можно долго рассуждать, мол ладья таинственной славянской души (судя по пропетой колыбельной и периодическому переходу на другой язык, главная героиня — русская) налетела на холодный и негостеприимный американский «берег». Разнообразные трактовки, безусловно, повышают ценность фильма Малика. Однако долго искать мотивы и символизм в каждом кадре — не единственный путь познания: иногда лучше просто наслаждаться тем, что происходит на экране, происходит вокруг. Закадровый текст периодически скатывается в банальность, но ведь извечные вопросы бытия — та же банальность, не так ли? Шестнадцать месяцев монтажа, позволили режиссеру соорудить лебединую песню любви — симфонию из криков, шепотов, стонов, шелеста вселенной. Нужно просто ощущать, не раздумывая над абстрактностью или мотивами, впитывая единения проникновенных кадров и хаотичного монтажа, в памяти все возникает именно так.

    Последний кадр свидетельствует, что настоящее чудо — это природа, а именно место где чувство зародилась, замок на полуострове Сен-Мишель. Волшебство — не в людях с их способностью кратковременно раствориться друг в друге. Проходит время, и они смотрят в разные стороны, идут в разные стороны, испытывая саднящую глухую злость, притаившуюся под сердцем. Злость, которую не не утолить таблетками и спонтанными изменами. Волшебство — вся эта жизнь вокруг, сверкающая, переливающаяся разными красками. Время не властно над этими просторами, над небом и землей, над головокружительным чувством свободы, которую можно почувствовать, пробежав по полю, задевая икрами колосья пшеницы, прижавшись лбом к стволу дерева, что росло здесь задолго до твоего рождения. Жизнь — невообразимая, вдохновенная, исполненная красоты.

    2 июля 2013 | 19:36

    Во всех отношениях — филигранная работа. Хотя и очень условно, но это можно назвать экранизацией основной темы романа Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества». В фильме тысячи мыслей, очень глубоких тем. Любовь и чувство опустошения и одиночества, красота совершенства мироздания и врезающаяся в нее цивилизация, руки, ищущие через стекло соприкосновения в отчаянной попытке удержать единственную надежду, и трагедия священника неспособного помочь. И все эти темы сливаются в одну. Фильм потрясает трагичностью: автор понимает, что человек создан для большего, идеального, и не может объяснить, откуда неудовлетворенность, опустошенность, потерянность. Почему возникла несовместимость совершенного по красоте мира с внутренним миром человека? Человек ощущает присутствие Любви в мире всем своим существом, слышит призыв к себе и не понимает, как на него ответить. Эту трагедию переживают все: от главных героев, до персонажей самых коротких эпизодов. Терренс Малик хочет постоянного диалога с Творцом, но такого диалога не получается. Показана абсолютная беспомощность, растерянность человека, в попытке понять, что ему говорят. Как глухой, который видит, что ему что-то говорят, но не может понять, что именно. Не как сравнение произведений, но как пример: в фильме «Остров» такой диалог состоялся и был завершен. В духовной литературе это названо призывающей и спасительной Благодатью. Нужно только найти мостик и перейти по нему. В фильме «Древо жизни» автору показалось, что он его нашел, поэтому в «К чуду» — опять тупик.

    10 из 10

    9 июня 2013 | 18:58

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>














    Счетчик посещаемости и статистика сайта